Рейтинг@Mail.ru
  • image001.jpg
  • image002.jpg
  • image003.jpg
  • image004.jpg
  • image005.jpg
  • image006.jpg
  • image007.jpg
  • image008.jpg
  • image009.jpg
  • image010.jpg
  • image011.jpg
  • image012.jpg
  • image014.jpg
Версия для слабовидящих
Размер шрифта:
Цвет фона:

Струнное отделение

  Ревинзон Эдуард Ефимович

 

G.Gershwin."Rhapsody in Blue". 40 лет НТМУ. 1998г.

(ссылка на видео на YouTube)

 

   

 


 

Э.Е. РЕВИНЗОН – МУЗЫКАЛЬНАЯ ЭПОХА НАШЕГО ГОРОДА

Нечасто встречаются люди, вспоминая которых, все единодушно оценивают как их профессиональные, так и личные качества самым высшим образом. Один из таких людей – Эдуард Ефимович Ревинзон. Кого ни спроси – все относились к нему не только с огромным уважением, но и с не меньшей любовью. Всегда доброжелательный, всегда готовый пошутить, достать из кармана конфетку. С лёгкостью отвечал на любой вопрос, касающийся музыки и с интересом выслушивал то, чего не знал. Правда, иногда на нерадивых учеников летели гром и молнии, но никогда Эдуард Ефимович не держал камня за пазухой, быстро отходил.

Эдуард Ефимович Ревинзон – не просто музыкант. Этот человек – эпоха в музыкальной жизни Нижнего Тагила. Не случайно одна из газетных статей, посвящённая ему, называлась «Маэстро Нижнего Тагила». Нашему городу, безусловно, повезло, что музыкант такого масштаба на протяжении полувека трудился в нём. Повезло ли самому Маэстро, что он оказался в Тагиле? Сложный вопрос. У него были все предпосылки, чтобы сделать блестящую карьеру в Свердловске, где он родился и учился, да и в столице бы он, наверное, не потерялся. Но история не знает сослагательного наклонения. Эдуард Ефимович не был человеком пробивным, а в Тагиле он пользовался заслуженным уважением и почётом. Э.Е. Ревинзон – заслуженный работник культуры Российской Федерации, первый лауреат премии главы города «За выдающиеся достижения в области культуры», награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II  степени. И всё это абсолютно заслуженно. Нет такой сферы в музыкальной жизни города, где бы не проявилась творческая натура этого удивительного человека. Городской симфонический оркестр на базе ДК НТМК, оркестр Народного театра балета в ДК им. Окунева на Вагонке, потом оркестр Нижнетагильского цирка (все эти коллективы Ревинзон не только возглавлял, но и создавал с нуля), ансамбль скрипачей ДК им. Окунева, которым он руководил после смерти его основателя В.А. Масленникова. Ну и, конечно, главное место приложения творческих сил – музыкальное училище (ныне НТКИ), в котором он работал почти с момента его создания и до последних дней своей жизни. Его любимое детище – симфонический оркестр, который многие годы был визитной карточкой нашего училища. Ведь даже в более крупных городах не все музыкальные училища могли похвастать таким коллективом. Вместе со студентами в нём играли преподаватели училища и школ города, и всем было интересно, такова была сила творческого притяжения этого человека. Будучи в жизни человеком спокойным, мягким, не обладающим, на первый взгляд, качествами лидера, он удивительным образом умел собрать вокруг себя все творческие силы города, увлечь своими музыкальными идеями. Авторитет его как музыканта был непререкаем, его мнение относительно музыки воспринималось почти как истина в последней инстанции. Но всего этого он не добивался путём принуждения и подчинения – все доверяли ему и признавали его авторитет добровольно. Да и как не признать: знал он, казалось, всё, что только можно было знать о музыке, музыкантах, артистах. Но если бы это были только знания – это был бы не наш Ревинзон. Все эти знания были одухотворены его творческой натурой, это был действительно Музыкант с большой буквы. Музыка жила в нём, выплёскиваясь через прекрасное пение его скрипки, взмах дирижёрской палочки, через его рассказы о ней. Музыку любил всякую: не только классика, но и джаз, и советская эстрада были ему не чужды. Сам он говорил, что музыка может быть только хорошая или плохая, независимо от жанра и стиля.

Эдуард Ефимович прекрасно владел не только скрипкой. На фортепиано с лёгкостью читал с листа произведения любой сложности, в случае необходимости запросто садился и  аккомпанировал своим ученикам, а когда не хватало педагогической нагрузки, брал концертмейстерство. Кроме скрипки и фортепиано хорошо играл на альте. Своего инструмента у него не было (при всей своей востребованности маэстро был бессеребренник!), он брал инструменты у учеников, у коллег и играл сразу, не тратя времени на приспособление к новому инструменту. Это было вообще его удивительное свойство – ему не надо было разыгрываться, что-то долго учить – он всё играл сразу, и играл блестяще! На духовых инструментах сам не играл, но очень хорошо разбирался во всех тонкостях технологии, строя, возможностях каждого инструмента. С большим интересом посещал мастер-классы духовиков, вникая во все детали. Поэтому, вставая перед оркестром, он мог требовать от каждого выполнения той или иной музыкальной задачи, ведь требования эти были обусловлены музыкой и знанием специфики каждого инструмента.

Откуда всё это в нём? Сам Э.Е. Ревинзон считал, что решающую роль в его судьбе сыграла семья, в которой было много музыкантов (отец – пианист, дядя – скрипач, а среди более далёких родственников музыкантов и не счесть!), и педагоги, у которых он учился. Смотришь скупые строчки его автобиографии: отец – профессиональный музыкант, мать – библиотекарь. Многое сразу становится ясно: и то, что музыка – его родной язык с детства, и то, почему он так он любил читать (всегда охотился за новинками – мемуарами знаменитых артистов, музыкантов, тратя на книги немалую часть своей и без того небольшой зарплаты).

В 1943 г. в Свердловск была эвакуирована знаменитая Одесская музыкальная школа и на её базе открылась музыкальная школа-десятилетка. В эту-то школу и отдали учиться будущего маэстро. Первым его учителем по классу скрипки был Пётр Соломонович Столярский, у которого в Одессе учились Давид Ойстрах, Елизавета Гилельс и многие другие прославленные скрипачи. Жаль только, что учёба у знаменитого педагога продолжалась недолго: Столярский умер в 1944 году. У многих учителей учился молодой музыкант, много всяких увлечений у него было: математика, волейбол, фортепиано, которое на какое-то время оттеснило скрипку. Школьным оркестром дирижировал Марк Израилевич Паверман. Кстати, с этим оркестром юный Ревинзон впервые побывал в Нижнем Тагиле. Заканчивал десятилетку у С.Я. Мадатова – талантливого музыканта, вновь вернувшего Ревинзону любовь к скрипке. Думал, будет учиться у него и дальше – в Уральской консерватории, но Мадатова пригласил в свой оркестр знаменитый дирижёр К.П. Кондрашин, и он уехал в Москву. Однако невезение обернулось ещё большим везением: в консерватории Ревинзон попал в класс Марка Леонтьевича Затуловского, замечательного скрипача, ученика Л.М. Цейтлина в консерватории и всё того же Столярского в Одесской школе.  Сам Эдуард Ефимович считал, что хороший педагог помогает талантливому ученику сделать за 3-4 года то, чего сам бы он добивался лет десять. Так что встречу с Затуловским можно считать судьбоносной для Ревинзона. Ну, а параллельно с учёбой – работа. Ещё будучи учеником школы играл в цирковом оркестре, в оркестрах гастролировавших в Свердловске театров (возить с собой на гастроли оркестры было дорого, а под фонограмму играть спектакли в то время было не принято, музыкантов набирали из местных), в том числе и Нижнетагильского драматического театра, музыкальным руководителем которого была в то время В.А. Лотар-Шевченко! А потом, уже будучи студентом, успел поиграть и в оперном театре (все оперы, которые ему пришлось играть в оркестре, были ему к тому времени хорошо знакомы – дома были оперные клавиры, все они были переиграны по многу раз), а также в Музкомедии, и в ТЮЗе, и в драматическом театре. Приходилось подрабатывать и в кинотеатрах перед сеансами, и в ресторанах играть доводилось, благо хорошо владел фортепиано. К тому же дома был телефон (а в то время он был далеко не у всех), поэтому его всегда можно было позвать на намечающуюся «халтуру». Ко времени окончания консерватории у молодого музыканта обширный послужной список, есть перспектива работы в театре Музкомедии, да не просто артистом оркестра, а концертмейстером! Одно только «но» - жилищный вопрос. У Ревинзона уже семья, и ютятся они в съёмной комнате в коммуналке, а театр жильё не предоставляет. А тут распределение – недавно открывшееся музыкальное училище в Нижнем Тагиле остро нуждается в профессиональных кадрах. Вот и оказался Эдуард Ефимович вместе с супругой Тамарой Уаровной в Нижнем Тагиле. Такова вкратце предыстория нашего тагильского Маэстро.

А теперь попробуем обобщить разностороннюю деятельность нашего Маэстро в Нижнем Тагиле. Ревинзон-скрипач – удивительный пример слияния с инструментом, когда, казалось, музыка из его души изливалась непосредственно на инструмент, минуя все промежуточные этапы. Постановка его не отличалась внешней «правильностью», но была удивительно органична и позволяла ему играть произведения любой сложности. За 50 лет работы в Тагиле им сыграно огромное количество сольных программ, а в скольких концертах он принимал участие как солист-скрипач, с оркестром ли, с разными пианистами – не перечесть! А если добавить сюда ансамблевую игру, которую Эдуард Ефимович очень любил, то получится, что, наверное, почти ни один концерт в Тагиле не обходился без его участия.

Ревинзон-дирижёр, хотя и самоучка, но самый настоящий высококлассный профессионал. Это выражалось и в абсолютно ясном дирижёрском жесте без позёрства и излишеств, выражающем саму суть музыки; и в умении читать и слышать партитуру, и в глубоком знании специфики каждого инструмента. А сколько переложений для камерного и симфонического оркестра сделано его рукой! Если заглянуть в библиотеку НТКИ, можно обнаружить там огромное количество написанных его специфическим почерком комплектов партий. И при этом – заметьте! – ни одной партитуры! Как истинный отличник, он всё, что касается музыки, делал  с лёгкостью: иногда помечал инструментовку в клавире, а иногда партитура была у него только в голове, садился и писал сразу партии! Помню случай, когда его попросили сделать оркестровый аккомпанемент одного произведения. Он взглянул в клавир, сказал «Ну, это просто, тут можно обойтись одними струнными. Хотя… да, вот здесь нужны валторны, а вот это можно отдать кларнетам…» На следующее утро маэстро раздал оркестру написанные партии и мы уже играли новое произведение. А однажды  оркестр должен был аккомпанировать леворучный концерт Равеля. Это был тот редкий случай, когда музыка Эдуарду Ефимовичу была незнакома. Партитура сложная, после первых репетиций он жаловался коллегам: «Не звучит во мне эта музыка!», а оркестру со свойственным ему оптимизмом сказал: «Ничего, разберёмся!» И разобрались, сыграли, и зазвучала музыка!

Ревинзон-педагог – это отдельный разговор. Он не был педагогом в привычном смысле слова: не любил возиться с руками, разбирать и учить со студентом текст. Но при этом для многих его выпускников навсегда остался главным Учителем, потому что давал ученикам главное - щедро делился своим пониманием и слышанием музыки, никогда не позволял нам играть равнодушно. На уроках иногда кричал, топал ногами, но в этих криках не было злости или раздражения. Крики были: «Ну! Давай! Ещё!» и вызваны они были желанием пробудить в ученике собственную творческую натуру. И это ему удавалось. На каждом уроке он вместе с учеником проживал исполняемую музыку, а если рассказы и крик не действовали, то он брал скрипку и играл – «ну, что там у тебя не получается?!»  - и как-то сразу всё становилось легко и понятно, и казалось: ну как же это раньше-то не получалось?

Подход к выбору репертуара был таков: никаких «ученических» произведений, только настоящая музыка, над которой было бы интересно работать и ученику, и учителю. И неважно, что, может быть, студенту ещё не по силам сыграть эту музыку по-настоящему. «А как иначе научиться?» - говорил Эдуард Ефимович. Особенно любил он камерный ансамбль. На протяжении многих лет заведовал секцией камерного ансамбля. На уроках он вдохновенно играл в ансамбле со студентами-пианистами, а иногда садился за фортепиано и показывал, как надо играть, да так, что многие профессиональные пианисты могли позавидовать. Многие выпускники фортепианного отделения тоже считают Ревинзона своим наставником в мире музыки.

Нельзя не коснуться огромной деятельности Э.Е. Ревинзона вне стен училища. В 60-е годы, когда он только приехал в Нижний Тагил, тут было немного профессиональ  ных музыкантов, но зато очень бурно развивалась самодеятельность. Говорят, тогдашний министр культуры Е.Фурцева выдвинула тезис, что в советском обществе самодеятельность должна заменить профессиональное искусство. Тезис себя не оправдал, но сыграл свою положительную роль.  Во дворцах культуры НТМК и УВЗ появились творческие коллективы, такие, как городской симфонический оркестр, театр балета, ансамбль скрипачей, состоявшие из любителей. Профессионалами были лишь их руководители. И эти коллективы достигали достаточно высокого уровня. Проводились конкурсы художественной самодеятельности, вплоть до Всесоюзного масштаба.  В Нижнем Тагиле на самодеятельной сцене ставились балеты, оперы и оперетты. Ну конечно, как тут обойтись без Ревинзона? Он принимал во всём этом самое деятельное участие, набирал музыкантов, руководил музыкальной частью постановок. А в 1965 году Народный театр балета ДК им. Окунева поехал в Москву, показывал свою работу в Кремлёвском театре. Жаль, оркестр взять с собой не удалось. Но Ревинзона взяли, он набрал музыкантов в Москве и дирижировал спектаклем. Отзывы были самые положительные.

А потом, уже в 70-х, в Тагиле открылся цирк. Цирку нужен был оркестр. И опять обратились к Ревинзону: кто, как не он, игравший в цирковом оркестре ещё в юности, понимающий специфику жанра, может возглавить этот оркестр? И возглавил, и руководил им 10 лет. А потом ансамбль скрипачей, с которым он и раньше сотрудничал, остался без руководителя. И тут он подставил плечо, принял эстафету и более 10 лет был его художественным руководителем.

Обратите внимание на цифры его жизни. Родился 19 октября – в лицейский Пушкинский день. Годы жизни: 1935 – 2010 (75 лет). Годы работы в Нижнем Тагиле: 1960 – 2010 (50 лет). 10 лет в цирке, 10 лет в Театре балета. Лауреат премии мэра – в 2000 году. Это не просто совпадение – это как печать Божья, своеобразный знак качества, всё на «отлично»! Он и был отличником: школу закончил с серебряной медалью. До последних дней жизни считал в уме, легко складывая и умножая двузначные числа, сохранял ясную память.

А какой он был человек! Невозможно представить себе, чтобы Эдуард Ефимович участвовал в каких-то «закулисных» интригах. Никогда не стремился к почестям и званиям. Мог в лицо сказать любому человеку хоть хорошее,  хоть плохое. Но обижаться на него долго было просто невозможно, потому что его доброжелательность, незлобливость и отходчивость растапливали любую обиду. А его знаменитые шутки, наверное, ещё долго будут ходить в народе: «Время – деньги, которых нет!», или «А считать кто будет? Пушкин?! Лермонтов?!! Или Соловьёв-Седой?!!!» - и так советский композитор-песенник неожиданно попадал в компанию великих русских поэтов. Любой знавший его человек может продолжить.

Мог часами рассказывать истории из жизни больших и не очень больших музыкантов, артистов, из своей жизни. В день, когда Эдуард Ефимович последний раз пришёл в училище, был концерт. Сам он не играл (в последние годы он уже играл немного), но пришёл послушать. А после концерта долго стоял на лестнице, разговаривая с бывшими выпускниками, которые тоже пришли послушать. Таким он и останется в нашей памяти – свой, близкий, но недосягаемый, любимый всеми и верный своей Музыке.

Анна  Конышева, преподаватель НТКИ, выпускница 1987г.


 Vivat, Маэстро!

Коллектив Нижнетагильского колледжа искусств готовится к яркому событию – наш коллега, друг и наставник, заслуженный работник культуры РФ, Музыкант с большой буквы Эдуард Ефимович Ревинзон подходит к важным жизненным вехам: 75-летию со дня рождения и 50-летию творческой деятельности в Нижнем Тагиле.


    Эти даты важны для любого человека. А когда за плечами достойная жизнь, наполненная служением людям и великому Искусству, они приобретают общественное звучание.

Тагильчане, интересующиеся культурой родного города, хорошо знают и уважают нашего маэстро. За прошедшие полвека он так много сделал для художественного развития Нижнего Тагила, что совершенно обоснованно стал первым лауреатом премии главы города «За выдающиеся достижения в области культуры».

Эдуард Ефимович фанатично предан любимому искусству. Жизнь свою он посвятил музыке, даря свою увлечённость огромному числу музыкантов и любителей музыки. Творческая биография Э. Ревинзона – яркая и насыщенная страница в развитии культуры города. В Тагил он приехал в 1960 году после окончания Уральской государственной консерватории им. М.П. Мусоргского. Молодой музыкант активно включился в творческий процесс. Об этом говорят документы. Передо мной почётные грамоты 60-х годов. Одна из них – о награждении Э.Е. Ревинзона, руководителя городского любительского симфонического оркестра Нижнего Тагила, - за успешное выступление на областном фестивале «Уральские самоцветы». Другая – о награждении Э.Е. Ревинзона, дирижёра народного театра балета ДК Уралвагонзавода, за творческие достижения на областном смотре художественной самодеятельности. Но это лишь часть его творческой деятельности. Эдуард Ефимович с нуля создал и 10 лет руководил оркестром Нижнетанильского цирка, много лет был руководителем ансамбля скрипачей в ДК УВЗ.

Основная деятельность маэстро связана с музыкальным училищем, ныне колледжем искусств. В 60-х годах преподаватель молодого, только что созданного учебного заведения решал многие организационные и профессиональные проблемы оркестрового отделения. Эдуард Ефимович стал создателем и руководителем важнейших творческих коллективов – камерного и симфонического оркестров, в которых вместе со студентами с удовольствием играют и бывшие выпускники, работающие учителями музыкальных школ и школ искусств города. Эти коллективы – основа огромной концертной деятельности колледжа искусств. Они ежегодно выучивают и предлагают слушателям несколько концертных программ, включающих музыку разных стилей и жанров. Не многие музыкальные училища и колледжи обладают таким богатством – собственными симфоническими оркестрами! Выступления наших оркестров уже давно завладели широкой аудиторией.

Эдуард Ефимович, которого знаю много лет, – мягкий, доброжелательный, тактичный, неторопливый  человек. Любит обсудить с коллегами новости культурной жизни, поделиться воспоминаниями. Ему есть что вспомнить. Он имел счастье учиться у великолепных педагогов, общаться и бывать на концертах великих музыкантов современности. Его интересуют все важные события культурной жизни города, области, страны. Наша «ходячая энциклопедия», называют Ревинзона коллеги.

Как при таком внешне неспешном ритме жизни удаётся сделать так много? Наверное, потому, что талантливый человек талантлив во всём и отрешён от суеты. Увлечённость любимым делом, огромная целеустремлённость, видение и слышание новых программ, потрясающая работоспособность дают великолепные результаты.

Ревинзон-музыкант сочетает работу с оркестровыми коллективами за дирижёрским пультом с огромной исполнительской деятельностью скрипача и концертмейстера. Скрипка в руках маэстро своим пением тронула струны в душах многих слушателей. До сих пор Эдуард Ефимович пленяет исполнением произведений скрипичной классики, выступает как солист и с коллегами в ансамблях любых составов.

И ещё одна грань таланта проявляется в деятельности нашего маэстро – очень трудоёмкая, кропотливая, творческая работа с многочисленными учениками-скрипачами и в классе камерного ансамбля. За годы его работы в училище, ныне колледже, много молодых музыкантов оркестрового и фортепианного отделений смогло получить у любимого педагога профессиональную подготовку. Его ученики теперь сами учат музыке, играют в различных оркестрах страны, с большой любовью и признательностью вспоминают годы творческого и личностного становления рядом с Эдуардом Ефимовичем.

75 и 50 – даты важные, значительные, когда можно подводить какие-то итоги. Но впереди ещё столько планов, проектов, новых программ!

Дорогой Маэстро! Мы Вас очень любим, ценим, уважаем. Оставайтесь таким же милым, скромным, талантливым, щедрым. От всех любителей музыки спасибо за великолепные минуты общения с Прекрасным!

Маргарита Степановна Елисеева, преподаватель НТКИ,
заслуженный работник культуры РФ

(Статья в газете «Тагильский рабочий»)


 

      Эдуард Ефимович Ревинзон. С его именем связано всё, что было и что есть в настоящем. Это и открытие музыкального училища, это множество его учеников, которые продолжают дело Учителя здесь, многие и за рубежом верны профессии, это и образование симфонического оркестра, выступления которого были всегда праздником. И это, и многое другое творил наш дорогой Маэстро. Так мы его часто называли. Для Нижнего Тагила появление Эдуарда Ефимовича было огромным событием. Ведь музыкант подобного масштаба, эрудиции, исполнительского мастерства мог стать выдающейся личностью в более крупном центре России. Но так случилось. И это жизнь.

Мне довелось быть его ученицей в юности, но я скажу чистую правду, я остаюсь ею до сих пор. За советами я всегда  бегала в его класс. Он ведь был и отличным пианистом. Мне всегда казалось, что он знает всё о музыке и музыкантах. 14 лет игра в трио Ревинзон – Храмцов – Смелянская. Какая это была школа! Почти каждый день мы делились с ним прочитанными книгами. Сейчас, собираясь вместе с теми, кто знал Эдуарда Ефимовича, мы очень тепло о нём вспоминаем, кто-то умеет его пародировать, ведь юмор был в его характере.

Как же много он нам всем дал, это понимаешь больше и больше. И как же его нам всем не хватает… Когда не стало Эдуарда Ефимовича, я долго не могла проходить мимо его класса без слёз. Но время идёт. И совсем недавно я была на концерте камерного оркестра Уральского музыкального колледжа (бывшей Десятилетки при Уральской консерватории). Представьте, за пультом Володя Пискунов, его ученик!

Вот только осталось в душе чувство, что мы не всё ему сказали или не успели сказать, но мы его боготворили и любили, а это он чувствовал.

Людмила  Зельмановна  Смелянская, Заслуженный работник культуры РФ.


Ревинзон Эдуард Ефимович - многогранный музыкант-скрипач, пианист, педагог, дирижёр. Человек энциклопедических знаний в области музыки, создатель и руководитель на протяжении десятилетий таких творческих коллективов в нашем городе, как симфонический оркестр в музыкальном училище, эстрадный оркестр в Нижнетагильском цирке, ансамбль скрипачей в ДК УВЗ…

Эдуард Ефимович всегда был примером высокой интеллигентности, доброжелательности, приветливости в отношениях с музыкантами оркестра, коллегами по работе,  требовательным к ученикам. Мне повезло в течение многих лет работать и общаться с этим замечательным музыкантом и человеком.

 Павел Фёдорович Мереленко. Трубач, педагог.


 Эдуард Ефимович Ревинзон преподавал мне специальность и оркестр. Замечательный педагог, талантливый музыкант – он был для нас, студентов, образцом во всём. Преподавание его было интересно и многогранно. Эдуард  Ефимович мог ответить на любой вопрос, касающийся музыкальной жизни современной, а так же и прошлых лет. Мне всегда хотелось записать его рассказы о великих музыкантах, артистах, которых он знал лично. Но теперь всё это останется только в наших воспоминаниях…

Годы моей учёбы совпали с интереснейшим периодом в жизни Эдуарда  Ефимовича. Открылся  Нижнетагильский цирк, и Эдуарда  Ефимовича пригласили работать дирижёром оркестра. Он очень увлёкся этим интересным для него занятием. Общение с миром цирка, со знаменитыми  артистами стало для него жизненно необходимым. С каким удовольствием рассказывал Эдуард  Ефимович  о гастролях с различными цирковыми коллективами! Иногда, когда билеты на представление достать было невозможно, проводил нас, студентов, посмотреть из ложи оркестра. Вспоминаю это, как сказку: огни рампы, восторг - ощущение волшебное. Может быть, это молодость наша так действовала? Но нет. Эдуард  Ефимович тоже всегда был в восторге. Ему очень нравилось там работать.

Любимый предмет Эдуарда  Ефимовича  – оркестр. Занимались мы в малом зале старого здания училища. Почти все стулья были составлены к окнам, которые выходят на улицу К. Маркса. Остальные расставлены для оркестра. В моё время оркестр был симфонический. И тут Эдуард  Ефимович был как «рыба в воде». Мы приходили на урок как на праздник. Всегда было интересно. Эдуард  Ефимович  умел увлечь нас, направить в нужном ему направлении: объяснить стиль, эпоху исполняемого произведения. А какой репертуар исполняли!!! Ноты привозились из различных поездок маэстро. Иногда были печатные, иногда переписаны от руки. Иногда  сам Эдуард  Ефимович делал оркестровки. Самой первой пьесой для меня был «Вальс-фантазия» М. Глинки. Причём новые ноты ставились на пульт и исполнялись с листа. «Играем на «раз»!» Руки поднял одним ему только присущим жестом – указательный палец и мизинец оттопырены – и ….!!!!

А его искромётный юмор!!! Весь оркестр смеялся над его шутками, а маэстро был доволен.

С особым интересом Эдуард  Ефимович  привлекал для различных концертов оркестра солистов. Особой любовью пользовались вокалисты. Помню выступление  Т.У. Ревинзон и А.Д. Ефимова. Прекрасное было время…

Какой добрый был человек! Все любили его! Светлая ему память…

Елена Александровна Сорокина, преподаватель ДМШ№3 и ДШИ№3, выпускница 1977г.


С Эдуардом Ефимовичем Ревинзоном я познакомился задолго до поступления в музыкальное училище: он приехал  на консультацию в Верхнесалдинскую детскую музыкальную школу, где я учился по классу виолончели, а мои младшие сёстры обучались игре на скрипке. Он бывал у нас дома, в гостях, с моими родителями быстро нашёл общий язык и взаимопонимание, хотя родители работали на ВСМПО и к музыке не имели никакого отношения. Часто, приезжая на прослушивания и консультации, Эдуард Ефимович играл концерты для учеников ДМШ,  их родителей и педагогов. Это было всегда Событие!

За год до поступления в Нижнетагильское музыкальное училище меня перевели на тромбон, и в 1974 году я поступил на духовое отделение. Эдуард Ефимович руководил в НТМУ камерным и симфоническим оркестрами, и мы, студенты, с огромным удовольствием ходили на оркестровые занятия. На каждой репетиции узнавали что-то новое о музыкальных произведениях, о композиторах, о музыкантах и в целом - об оркестровом  исполнительском искусстве. Ревинзон был  эрудирован, много знал о музыке и о музыкантах, его было безумно интересно слушать.

В 1975 году в Н. Тагиле открылся Государственный цирк, и Эдуард Ефимович был назначен дирижёром оркестра цирка. Оркестр он создал «с нуля» и руководил им в дальнейшем длительное время. Я был страшно удивлён, когда Эдуард Ефимович предложил мне, 15- летнему подростку, имеющему минимальную оркестровую практику, сесть в оркестр на партию 3-го тромбона. Было по - началу очень тяжело: масса незнакомой музыки, дикие темпы, непостижимые ритмические рисунки, музыка от классики до современных стилей. В то время фонограммы практически не было, и оркестр работал на протяжении всего представления, а это 2- 2,5 часа, в выходные  дни даже до 2-3 раз в день. Постепенно, благодаря поддержке старших товарищей и, в первую очередь Эдуарда Ефимовича, втянулся в работу. Ревинзон  в любой момент приходил на помощь - спокойно прояснял ту или иную сложную в исполнительском плане ситуацию.  Помню, что зрители ходили в цирк не только посмотреть представление, но и  послушать оркестр под управлением Эдуарда Ефимовича  – ходили «на Ревинзона»! Музыка, которую мы исполняли в цирке, завораживала, ритмы и мелодии разных народов, стилей, жанров и направлений  развили мой  творческий мир. Так появились первые собственные сочинения для Биг-Бенда - (оркестр именно такого состава работал в цирке).

Эдуард Ефимович отличался очень доброжелательным отношением к музыкантам оркестра. А работал он в качестве дирижёра в музыкальном  училище с камерным, духовым (иногда), симфоническим составами, и эстрадно- джазовым оркестром цирка. Как вспоминал сам Маэстро, с детства он серьёзно занимался фортепиано и скрипкой и ещё юношей  работал в оркестрах Свердловских кинотеатров (перед началом сеансов в фойе часто  играли оркестры, в т.ч.  симфонический состав!)  даже в старом, деревянном цирке он работал музыкантом оркестра и, бывало, замещал дирижёра. Это была прекрасная исполнительская и дирижёрская школа. (Э. Е. Ревинзон  родился в Свердловске. В Нижний  Тагил он приехал в 1960 году  по направлению, после окончания Уральской государственной консерватории им. М. П. Мусоргского.)  Эдуард Ефимович свободно  играл  и на рояле и на скрипке, делал очень много  переложений фортепианных клавиров на инструментальные составы и, чтобы экономить время, писал сразу  оркестровые  партии «не заморачиваясь» с написанием партитуры…  Он  был очень эрудированным и грамотным музыкантом, свободно ориентировался в  стилях  музыкальных произведений, мог доходчиво объяснить  как и в  какой манере  исполнять тот или иной музыкальный эпизод... До последнего времени у нас было тесное творческое сотрудничество, концерты с разными по составу коллективами, совместные творческие проекты.   Я счастлив, что судьба дала мне возможность работать рядом с таким Наставником. И как же  нам всем его сейчас не хватает…

Сюита-фантазия".Скрипка-solo, бас-брасс-квинтет (тромбоны,туба) - (ссылка на видео на YouTube)

Евгений Анатольевич Сеславин, дирижёр, педагог.


 Я была одной из первых учениц Эдуарда Ефимовича Ревинзона. Разница в возрасте была невелика, поэтому он обращался ко мне по имени, но на «вы». Заниматься со мной ему, наверное, нравилось, потому что я всегда интуитивно чувствовала музыку. В то время Эдуард Ефимович часто играл с И. В. Федотовой. Частенько он брал меня с собой на концерты – переворачивать страницы. Для меня это было непросто, поэтому я просила, чтобы хотя бы на одной репетиции перед концертом мне потренироваться. Какая для меня, начинающего музыканта, это была школа! Я слушала их замечания по поводу музыки, впитывала всё. После концерта Эдуард Ефимович спрашивал: «Ну, как?» А что я могла сказать? Как всегда, здорово, недосягаемо! Правда, был один случай, когда он играл фантазию Цимбалиста «Золотой петушок». Играл не настолько хорошо, как мы его привыкли слышать. После концерта, как всегда, подошёл и спросил: «Ну, как?» Я не могла ответить как всегда, а на моём лице, видимо, было всё написано. Эдуард Ефимович посмотрел на меня и сказал: «Да я и сам понял, что не очень…»

После окончания училища я стала работать в школе, мы с Эдуардом Ефимовичем перестали регулярно общаться. Но тут в школу потребовалась характеристика, и я обратилась к своему педагогу. Он сказал: «Хорошо, я знаю, что написать!» Когда характеристика была готова, я понесла её директору школы. Как-то получилось, что я её даже не прочитала, не придала значения – простая формальность! Когда её прочли при мне вслух, оказалось, что там написано: «Хорошо работает с детьми, её ученики обладают прекрасным звуком, хорошими сменами смычка, чувствуют музыку…» - так что директор сказала: «Ну что, после такой характеристики остаётся только встать!» Потом, работая в школе, я постоянно приводила учеников на консультации к Эдуарду Ефимовичу, контакт тесный был постоянно.

Помню свою последнюю встречу с ним. Встретились на улице, я шла из магазина, Эдуард Ефимович, увидев, остановил: «Валя, надо поговорить». Я поставила сумки на скамейку. «У меня нет студентов по специальности. У тебя же всегда кто-нибудь есть, может, для меня найдётся?» Я ему отвечаю: «Ну вот нынче нет никого, разве через год». И правда, в тот период не было выпускников, кого бы можно было отправить в училище. Эдуард Ефимович сказал: «Ладно, год подожду». Но не дождался. Через год его уже не было в живых…


Валентина Лукинична Путилова, преподаватель ДМШ№3, выпускница 1964 г.


Эдуард Ефимович в мои студенческие годы был молод, полон энергии, очень много играл, дирижировал любительским оркестром в ДК им. Окунева. На скрипке у него получалось все: он знал весь репертуар театра оперетты, блестяще читал с листа, очень хорошо владел фортепиано - на уроке с блеском замещал концертмейстера. На протяжении многих лет Ревинзон Э.Е.руководил  ансамблем скрипачей в ДК им. Окунева, потом стал дирижером в Нижнетагильском цирке. Память у него была просто феноменальная: он мог часами говорить о музыке и музыкантах, с ним никогда не было скучно…

            Людмила Сергеевна Карташёва, преподаватель ДМШ № 1 г. Н. Тагил.  Выпуск НТМУ 1971 г.


 

Пусть говорят: «Незаменимых нет».
Неправда это! Есть такие люди,
Которые несут с собою свет
Через года и праздники, и будни.

Мы вспоминаем их походку, лица,
Их светлые поступки и дела,
И понимаем, что не повторится
То время дорогое никогда.

Потом, как водится, придут другие,
Так жизнь устроена, не нам её менять,
Амбициозные и молодые –
Настало время им творить, дерзать.

Пусть говорят: «Незаменимых нет».
Наверно так… Но есть такие люди!
Они уходят, и горит их свет
                                в сердцах других,
И пусть так вечно будет.

Татьяна Сергеевна Прудникова, преподаватель НТКИ по классу фортепиано


О том, какой ОН был ЧЕЛОВЕЧИЩЕ - скажут все… Его мне до сих пор очень  не хватает,  да и многим из нас… Такие люди, если встречаются на жизненном пути - большая редкость и счастье. Он был для меня не только УЧИТЕЛЕМ по классу скрипки, но и высочайшим примером общения с людьми…




Лада Спицына, скрипачка, преподаватель. Испания, Сан - Себастьян. Выпуск НТМУ 1990 г.


Эдуард Ефимович был человеком, музыкантом, Учителем с «большой буквы». Мне посчастливилось попасть к нему в класс, где я учился, нужно сказать, не только игре на скрипке  . Главное, что он воспитал во мне музыканта: я смотрел, как он дирижирует, как играет, как говорит, я стремился быть похожим на него… Настоящий Учитель, именно благодаря Эдуарду Ефимовичу я научился любить, ценить, понимать музыку.


        Владимир Пискунов, студент кафедры симфонического дирижирования УГК. Выпуск НТКИ 2009 г.

 



Педагоги - основатели виолончельной педагогики в Нижнем Тагиле

 

 

Нижний Тагил - город горняков, металлургов, танкостороителей. 1958 год для города был отмечен несколькими знаменательными событиями: открытие Дворца культуры вагоностроителей (сейчас - Дворец культуры имени И.В. Окунева), открытие музыкального училища и приезд в наш «рабочий» город замечательных музыкантов–педагогов: Каценталь А.Е., Гурович М.М., Петрова В.А., Денисова И.В., Филоновой Л.М., Ефимова А.Д., Яковлевой Э.Е., Федотовой И.В. Это были энтузиасты, беззаветно преданные искусству люди, посвятившие жизнь воспитанию молодых музыкантов.

Л.К. Штрассенбург родился в Николаеве Херсонской губернии в семье музыканта, отец был его первым учителем музыки. В 1914 г. вместе с родителями переехал в Петроград. В 16-летнем возрасте поступил в консерваторию в класс известного французского виолончелиста, профессора Абиатте. В 1916 г. был принят по конкурсу в оркестр Мариинского театра и совмещал работу с учебой, но с последнего курса консерватории ему пришлось уйти. Как пишет Людвиг Казимирович, «в конце 1919 г., в виду тяжелого состояния здоровья (голод), вынужден был уехать из Петрограда в Свердловск, поступил на работу в оперный театр им. Луначарского» (из автобиографии). В Свердловске, наряду с работой в театре, он начинает преподавательскую деятельность в музыкальном училище им. П.И. Чайковского, а затем и в Первой музыкальной школе. Часто выступает в камерных концертах, например, с пианисткой Н. Ивановой-Кулибиной.

С 1934 г. он приглашен в качестве концертмейстера группы виолончелей в симфонический оркестр Радиокомитета. На базе этого коллектива в 1936 г. был создан оркестр филармонии, где Людвиг Казимировичи продолжил свою деятельность как солист и концертмейстер группы виолончелей. В послевоенные годы он ведущий педагог по классу виолончели в Уральской консерватории (с 1947 г.). Директор УГК Н. Ф. Орлов отметил его «многочисленные выступления в камерных концертах консерватории», охарактеризовав
музыканта как «отличного ансамблиста». Л. К. Штрассенбург обладал виртуозной техникой, чистой интонацией и колоссальной музыкальной памятью.

С 1950-х гг. Л. К. Штрассенбург полностью переключается на педагогическую работу. В 1958 г. он переезжает в Нижний Тагил, работает преподавателем по классу виолончели и камерного ансамбля в музыкальном училище и ДМШ №2, концертмейстер в симфоническом оркестре в ДК Уралвагонзавода.

У него учились: Михаил Курицкий (заслуженный артист РСФСР, профессор, с 2004 г. проректор по учебной работе Московского государственного института музыки имени А.Г. Шнитке), Вадим Клишин (заслуженный деятель искусств РФ, профессор УГК), Марк Соболев (после окончания училища поступил в Горьковскую консерваторию), Алик Варт (учился в Ленинграде), Л.А. Серебренникова (Бондарева), выпускница Нижнетагильского музыкального училища 1966 года, директор ДМШ №2 с 1983 по 2010 год, Ольга Николаевна Первунина, преподаватель по классу виолончели города Новоуральск.

Из воспоминаний о педагоге Л.К. Штрассенбурге Л.А.Серебренниковой (Бондаревой), училась в классе Штрассенбурга в период 1958-1964 гг.:

«Мне посчастливилось учиться в классе Людвига Казимировича в течение шести лет: с 4 по 7 классы музыкальной школы и 1, 2 курсы Нижнетагильского музыкального училища.

Встреча с новым преподавателем в начале 1958-1959 учебного года помнится мне до сегодняшнего дня, как одно из самых ярких событий школьной жизни. Это был «урок-знакомство» учителя с юными виолончелистами. На том первом сентябрьском «уроке-концерте» голос виолончели зазвучал для меня неожиданно по-новому, таким я его услышала впервые. Это был бархатный голос вновь открытого мною инструмента. Что играл Людвиг Казимирович, не помню, но до сих пор сохранилось чувство восхищения, ощущение удивительного чуда, сотворенного его руками.

Певучий тон его виолончели заворожил нас, школьников десяти-двенадцати лет. С этого дня учеба в музыкальной школе стала для меня более значимой, более интересной, была окрашена благородными звуками виолончели. На уроках учитель был немногословен, требователен, уважал достоинство ученика, общался с нами на профессиональном музыкальном языке. Заслужить его похвалу было нелегко, тем дороже она была. Атмосфера на уроках была доброжелательной, творческой. Людвиг Казимирович вовлекал в творческое соревнование всех учащихся своего класса в школе, а позднее и в училище. Он много играл на инструменте, вдохновляя нас прекрасной музыкой, восхищая мастерством исполнения виртуозных пассажей и кантилены.

Людвиг Казимирович рекомендовал студентам приходить на урок пораньше или задерживаться после урока, чтобы послушать своих соучеников. Так мы учились слушать музыку, знакомились с виолончельным репертуаром, знакомились с технологией владения инструментом. Где ещё в те далёкие 50-60 годы мы, юные тагильчане, могли слушать в живом исполнении произведения для виолончели. Слушать студентов было интересно, но инструмент учителя всегда звучал ярче, выразительнее. Мы наивно спрашивали у Людвига Казимировича, почему его виолончель звучит так хорошо, он всегда отвечал: «Больше занимайся дома, и твой инструмент запоёт».

Большое внимание Людвиг Казимирович уделял развитию у своих учеников   сценической выдержки, собранности. Многочисленные сольные выступления и в составе унисона на избирательных участках, в общежитиях, больницах, были для нас обязательными. Самым ответственным было участие в ежегодных отчетных концертах школы. На репетициях во Дворце Культуры УВЗ в коротких перерывах он шутил: «Мой приезд в Нижний Тагил – событие историческое. Дата приезда даже в камне запечатлена. Смотрите на орнамент, украшающий периметр сцены. Там стоит цифра 1958». 1958 - год открытия Дворца культуры и дата приезда Людвига Казимировича в наш город. Сегодня можно утверждать, что его шутка соответствует действительности, так как он был первым преподавателем класса виолончели в музыкальном училище, открывшемся в 1958 году, и по совпадению обстоятельств – педагогом ДМШ № 2.

Его квартира находилась в соседнем с музыкальной школой доме. Поэтому мы и в школьные и студенческие годы бывали у него в гостях. Его жена Екатерина Владимировна встречала нас приветливо, домашняя обстановка располагала к беседе. Мы пытались расспрашивать его о жизни в городе Свердловск, из которого он приехал в Тагил. Но он был скуп на слова и краток в рассказе о своей успешной творческой и педагогической деятельности на протяжении четырех десятков лет.

В первый же год учебы в музыкальном училище в 1962 году я, семнадцатилетняя девушка, заметила, что в музыкальном училище преподаватели разных отделений: Э.Е. Ревинзон, И.В. Денисов, Э.Е. Яковлева, Р.А. Федосеев, Г.А. Прозорова прислушиваются к замечаниям Людвига Казимировича, его оценке и пожеланиям в адрес студентов. Такое отношение к Людвигу Казимировичу было не только данью уважения к возрасту старшего педагога (ему было уже 60 лет), это было чем-то более значимым. У Л.К. Штрассенбурга талантливого музыканта уже был многолетний опыт концертно-исполнительской и педагогической работы и имя, хорошо известное в музыкальном мире культурной столицы Урала – Свердловске.

Своим воспитанникам – школьникам и студентам - он помогал «обрести крылья», поверить в себя. Поддерживал при неудачах, а при успешном выступлении обязательно хвалил, открывал каждому из нас профессиональные горизонты. Главный его совет на все времена: «Заниматься, трудиться, чаще выступать на сцене, бывать на концертах, копить музыкальный багаж, учиться у музыкантов профессионалов» не просто совет, а программа на всю жизнь».

Ольга Николаевна Первунина преподаватель по классу виолончели города Новоуральск училась в Нижнетагильском музыкальном училище с 1962 по 1966г од тоже поделилась воспоминаниями о годах её педагогического становления:

"Я пришла учиться в музыкальную школу в городе Свердловск-44 (так тогда назывался Новоуральск), не знала, что это такое «виолончель», но мне очень понравилась учительница молодая, красивая и очень хорошо играла на виолончели. А ещё она играла в оркестре Театра оперетты и я решила, что буду как она –музыкантом. Вероника Алексеевна Хлынова, так звали мою первую учительницу, оказалась ученицей Людвига Казимировича Штрассенбурга, она и посоветовала поступать учиться в Нижний Тагил к Людвигу Казимировичу. Нижний Тагил в то время казался огромным и достаточно культурным городом, в отличие нашего «закрытого» городка.

Людвиг Казимирович оказался для меня очень хорошим преподавателем, он понимал, что моей школьной подготовки на тот момент было мало, и он терпеливо «доучивал» меня. У Людвига Казимировича я училась с 1962 по 1966 годы. В классе Людвига Казимировича были очень сильные ребята-виолончелисты, у них я многому училась. Это были: Марк Соболев (после окончания училища поступил в Горьковскую консерваторию), Алик Варт (учился дальше в Ленинграде), Миша Курицкий (сразу поступил в Уральскую Госконсерваторию). После окончания училища я начала работать в музыкальной школе нашего города преподавателем по классу виолончели.

В 1999 году в музыкальной школе № 3 города Нижний Тагил был учрежден фестиваль «Памяти Л. К. Штрассенбурга». Нам, виолончелистам эта идея очень понравилась. 16 марта прошел первый фестиваль, и до сих пор этот фестиваль собирает виолончелистов Свердловской области для живого общения и обмена опытом. Мои ученики всегда принимали участие в этом фестивале и занимали призовые места.

За 52 года педагогической работы я выпустила много учеников и среди них есть музыканты Свердловской государственной филармонии, оперного театра города Екатеринбург."

После отъезда Людвига Казимировича в музыкальном училище преподавал Герц Давидович Цомык, в то время он был концертмейстером группы виолончелей оркестра Свердловской филармонии и был заведующим кафедрой струнных инструментов в Уральской консерватории. Восьмилетним ребенком он стал учеником Тбилисской консерватории по классу виолончели профессора К. А. Миньяра-Белоручева - «музыкального внука» великого К.Ю. Давыдова. Константин Александрович Миньяр-Белоручев учился у ученика Давыдова - А.Э. Глена - и гордился принадлежностью к «давыдовской школе», принципы которой получили дальнейшее развитие в его педагогической деятельности.

Целый год Г.Д. Цомык ездил из Свердловска один раз в неделю, чтобы заниматься с учениками по специальности и камерному ансамблю. Занятия были очень ценными, но редкими, ввиду огромной занятости Герца Давидовича. На радость виолончелистам в 1965 году в наш город приехала замечательная виолончелистка Кириенко Маргарита Александровна после окончания Горьковской консерватории. Она с энтузиазмом начала заниматься со студентами, а также выступала в концертах как солистка и в составе ансамбля. Как вспоминают очевидцы, она обладала необыкновенно красивым виолончельным звуком и виртуозной техникой. Особенно запомнился в её исполнении виолончельный концерт Шумана с симфоническим оркестром нашего музыкального училища. В 1967 году Маргарита Александровна уезжает в город Горький (ныне Нижний Новгород), в симфонический оркестр Горьковской филармонии. В этом же году в музыкальном училище по распределению направлен выпускник Уральской консерватории Акоп Азамаспович Месропян, но к сожалению, он проработал всего один год, его сменил тоже выпускник Уральской консерватории Владимир Анатольевич Хоршев, который в то время он работал в симфоническом оркестре Свердловской филармонии. Владимир Анатольевич приезжал один раз в неделю заниматься со студентами. И вот, наконец, в 1971 году в нашем городе появился Храмцов Вячеслав Николаевич. С него в музыкальном училище начался расцвет виолончели в Нижнем Тагиле.

Вячеслав Николаевич начальное музыкальное образование получил в музыкальной школе-десятилетке при Уральской консерватории, затем с 1961 года продолжил обучение в музыкальном училище имени П.И. Чайковского у преподавателя Клишина В.В. Будучи студентом училища Храмцов начал работать в симфоническом оркестре Свердловской филармонии. После продолжил обучение в Уральской консерватории в классе профессора Цомыка Г.Д. В то время в оркестре филармонии студенты сидели за одним пультом с мастерами, так повезло и Вячеславу Николаевичу. Рядом с ним в оркестре играл известный педагог Музыкальной школы-десятилетки при Уральской консерватории Штауб Д.А. Именно он сыграл особую роль в дальнейшей судьбе Вячеслава Николаевича, а именно, в том, что педагогическая деятельность стала для него основной. 

Нижнему Тагилу Храмцов В.Н. посвятил 13 лет, благодаря которым в музыкальных школах Нижнего Тагила появились талантливые музыканты-педагоги, беззаветно преданные виолончели, и служат ей до сих пор.

У него учились: Пожарова (Лялина) Нина Алексеевна - преподаватель виолончели ДМШ№2, г. Нижний Тагил, Цепелева Надежда Всеволодовна - преподает виолончель в ДМШ№3, г. Нижний Тагил, Ковина Ольга Викторовна работает в ДМШ №1 и в оркестре Нижнетагильской  филармонии, Куимова Светлана Анатольевна - заместитель директора и преподаватель ДМШ №3 имени Д.Д. Шостаковича, г. Екатеринбург, Топоркова (Вологжанина) Надежда Николаевна – директор ДМШ№8, г. Екатеринбург, Зухова Любовь -  Симфонический оркестр, Мексика, Шаманаева (Носырь) Наталья Анатольевна - преподаватель и заместитель директора, Нижнетагильский колледж искусств.

Из воспоминаний о Храмцове В.Н. Пожаровой (Лялиной) Нины Алексеевны, преподавателя по классу виолончели ДМШ№2:

"Я поступила в музыкальное училище в 1970 году, в то время был принят преподавателем по классу виолончели выпускник Уральской государственной консерватории Хоршев Владимир Анатольевич. Он работал в симфоническом оркестре Свердловской филармонии, приезжал один день в неделю и занимался с нами. А вот, когда я перешла на 2 курс, мы - студенты виолончелисты узнали, что у нас будет новый преподаватель по специальности. Это был Храмцов Вячеслав Николаевич. Он тогда работал в симфоническом оркестре Свердловской государственной филармонии и приезжал в Нижний Тагил один раз в неделю. Вячеслав
Николаевич активно взялся за работу-молодой, заинтересованный. Он выискивал новые формы работы, пробуждал интерес к музыке. Часто собирал на творческие беседы всех виолончелистов и рассказывал то о приёмах звукоизвлечения, то о штрихах, то новую пластинку с интересной записью привезет, а мы с восторгом его слушали. Мы чувствовали абсолютное уважение, безмерное чувство такта.

Наш класс был очень дружный. Постепенно у нас сформировался виолончельный ансамбль. Вячеслав Николаевич уделял большое внимание извлечения чистого полноценного звука. Благодаря этим занятиям, я почувствовала свободу, услышала красоту виолончельного звука, научилась приёму вибрато, узнала о свободе движений правой руки.

Вячеслав Николаевич много и интересно рассказывал о педагоге музыкальной школы–десятилетки Д.А. Штаубе. Приглашал Штауба Д.А. со своим классом мальчишек (он учил только мальчиков) с концертом в наше училище. Ребята играли музыкальные произведения, а потом мы все вместе пили чай с пирогами. Это было очень интересное время. Вячеслав Николаевич приглашал нас студентов училища в консерваторию познакомиться с Герцем Давидовичем Цомыком. Мы имели возможность присутствовать на уроках профессора консерватории. Для нас это были незабываемые впечатления. Храмцов В.Н. организовал для студентов кружок музыкантов. Мы собирались дома у Смелянской Людмилы Зельмановны, слушали музыку, обсуждали произведения, говорили о выдающихся музыкантах, затем дружно пили чай с пирогами. В этой музыкальной гостиной участвовали и студенты - пианисты.

Вячеслав Николаевич определил всю мою дальнейшую жизнь, а всего 45 лет я проработала преподавателем по виолончели в музыкальной школе №2. Воспитала много талантливых учеников."

Из воспоминаний Ольги Васильевны Ковиной (Васильевой) преподавателя виолончели ДМШ№1. Годы учёбы в музыкальном училище - 1973-1977 гг.:

"Моё знакомство с Вячеславом Николаевичем Храмцовым началось с «легкого шока». Перед вступительными экзаменами мой преподаватель Венеровский Евгений Леонидович повел меня на консультацию в музыкальной училище. Мы заходим в класс и видим «верхом» на стуле в джинсах и футболке сидит высокий, красивый молодой человек. Шикарный кожаный пиджак висел на стуле, это был человек из неведомого для меня мира. Нечего скрывать все мы девушки-студентки были слегка влюблены в Вячеслава Николаевича, мы его обожали, ловили каждое его слово. Уроки Вячеслава Николаевича проходили в творческой обстановке, в работе над музыкальным произведением он опирался на образное содержание. На всю жизнь он научил меня чувствовать форму, стиль произведения, выстраивать фразу.

Во время моей учебы в классе Храмцова В.Н. учились 8 студенток. Класс виолончелей считался лучшим на струнном отделении. Все знали, если играют виолончелисты – будет музыка, творчество, будет интересно.

Концертмейстером в классе Вячеслава Николаевича концертмейстером работала Смелянская Людмила Зельмановна. Мы часто собирались у неё на квартире на, так называемые, «музыкальные кружки». Это были очень теплые творческие вечера. Там я впервые услышала музыку авангардистов Шёнберга и Пендерецкого. Незабываемое впечатление на меня произвело чтение произведения «Баллада» Бориса Пастернака в исполнении Сергея Юрского. Этого актера я полюбила на всю жизнь.

Мы слушали органные произведения и инструментальную музыку И.С. Баха. Ну, и конечно, не забыть вкуснейшие тортики, которые пекла Смелянская Л.З.

Всем классом мы ездили на юбилейный концерт Г.Д. Цомыка в Уральскую консерваторию, а также сами выступали с концертами в городах Свердловской области. Вячеслав Николаевич прекрасно играл на виолончели, у него был красивейший звук. Очень запомнился в его исполнении Ноктюрн Шопена и Соната Шопена. Он много и охотно выступал как солист, и в трио с Э.Е. Ревинзоном и Смелянской Л.З. Очень интересны были занятия в ансамбле. Мы играли «Бразильскую Бахиану» Э. Вилла-Лобоса. Солировала молодая и красивая Лидия Алексеевна Власова, а партию солирующей виолончели исполнял Вячеслав Николаевич. Это было изумительное по красоте звучание.

Процесс репетиций ансамбля был завораживающим, хотелось играть ещё, ещё и ещё. Вячеслав Николаевич учил нас сценической выдержке, с тех пор сцена для меня «дом родной» и лучшее место на свете.

После окончания музыкального училища я начала работать преподавателем по классу виолончели в ДМШ №1, Вячеслав Николаевич очень помог в первые годы педагогической работы методическими консультациями.

В.Н. Храмцов руководил камерным оркестром музыкального училища, а мы –  молодые педагоги школы с удовольствием играли в этом оркестре. Как-то на одной из репетиций он спросил Лилию Викторовну Козлову: «Лиля, ты Баха уважаешь?» Ответить на это было нечего. Как устоять перед его обаянием и талантом? Мы, конечно, уважали и Баха и Вячеслава Николаевича.

Когда я решила поступать в ВУЗ, Вячеслав Николаевич посоветовал мне поехать во Владивосток в то время там только открылся институт искусств. Он регулярно занимался со мной, готовил к поступлению, благодаря чему я успешно поступила и закончила институт искусств в городе Владивосток.

Благодаря Вячеславу Николаевичу, я до фанатизма предана виолончели. Он научил меня профессии, творчеству. 39 лет –  мой педагогический стаж. Я очень благодарна Вячеславу Николаевичу, всегда вспоминаю с особой теплотой и как человека, и как музыканта."

В 1980 году в Нижнетагильском музыкальном училище начал работать виолончелист Вадим Георгиевич Дойников.

Яркий, талантливый музыкант и педагог. Вадим Георгиевич – коренной москвич. Он родился в музыкальной и театральной семье. Его родители служили в театрах: отец был певцом театра им. Станиславского и Немировича-Данченко; а мать пианистка, выпускница Е.Ф.Гнесиной, закончив театральную студию (Вахтангова), служила актрисой в театре Вахтангова.

Обладая великолепными музыкальными данными, Вадим Георгиевич был принят в специальную музыкальную школу в класс виолончели преподавателя Федорченко, а в 1960 г. окончил Московский музыкально-педагогический институт им. Гнесиных класс профессора А. Власова.

Будучи студентом Вадим Георгиевич работал в различных оркестрах, выступал на концертных площадках московской области, успевал сниматься в кино, один из фильмов - «Карнавальная ночь» Э. Рязанова.

В 1960 году по распределению Дойников В. Г. приехал в Новоуральск в оркестр Театра музыкальной комедии. Спустя 2 года Вадима Георгиевича приглашают в Николаевское музыкальное училище, где он преподаёт виолончель, камерный ансамбль, оркестр, квартет. Получает огромный педагогический опыт.

В 1975 году в Москве Вадим Георгиевич встречается со своим однокашником пианистом М.В. Андриановым (в 1988-2003 гг.  - ректор Уральской государственной консерватории). С детских лет они были друзьями, вместе участвовали в капустниках, ставили спектакли. Михаил Васильевич работал в то время в Асбестовском музыкальном училище. Именно Андрианов пригласил Вадима Георгиевича в Асбест. Волей судьбы в 1980 году семья Вадима Георгиевича переезжает в Нижний Тагил. В нашем музыкальном училище Вадим Георгиевич вёл класс виолончели, камерного ансамбля, квартет.

Работал Вадим Георгиевич очень много и напряженно. Свою педагогическую деятельность рассматривал не только как профессию, но и как духовное предназначение.

Занимаясь со студентами и учениками, он к каждому находил свой подход, исходя из его индивидуальных особенностей, добиваясь в его игре правильного и выразительного прочтения музыки автора. Влияние Вадима Георгиевича на подопечных как педагога и исполнителя было безграничным. В глубине души они стремились быть похожими на него.

Каждое выступление его было отмечено индивидуальностью и своеобразием.  Блестяще владея инструментом, он вдохновенно исполнял сочинения самых разных композиторов, глубоко раскрывая авторскую концепцию. Он обладал необыкновенно ярким, выразительным звуком, певучим звуком.

Его ученики: Павел Иванов (симфонический оркестр свердловской филармонии), Александр Смирнов (профессор Челябинский институт музыки), Алевтина Мельникова (Ханты - мансийский центр одаренных детей).

Из воспоминаний Мельниковой Алевтины ученицы Дойникова В.Г.:

"Свое обучение в музыкальном училище в классе Вадима Георгиевича Дойникова я начала в 1990 году. Но наша первая встреча произошла задолго до этого. Раз в год Шеф (именно так мы его всегда называли) приезжал с мастер-классами в наш город. Невьянская музыкальная школа в эти дни казалась мне самым интересным местом. Его рассказы о жизни в семье артистов, его годах ученичества и студенчества в Москве, знакомство с известнейшими виолончелистами, музыкантами столицы переплеталась с терпеливейшей работай над произведениями. Особенно красочны, колоритны и увлекательны были рассказы о М. Ростроповиче, с которым он был лично знаком.

Сейчас, спустя годы, я понимаю, что в работе он всегда давал нам выбор: какие варианты аппликатуры возможны, как может развиваться мелодия, какие выразительные средства допустимы в конкретном случае. Вадим Георгиевич заставлял думать, делать свой, но обоснованный выбор. Удивительное, до сих пор мною до конца неразгаданная технология его педагогического общения! Работая с детьми почти 20 лет, я не уверена, что кто-то так боготворит меня, как я его - своего Шефа, Наставника!"

 

Шаманаева Н.А.,
заместитель директора
по воспитательной работе
ГБПОУ СО «НТКИ»,
г. Нижний Тагил